novruzi (novruzi) wrote,
novruzi
novruzi

День в музее

 В прошлую субботу я решил отвезти своих детей в музей истории Азербайджана. На подходе к нему качественно отреставрированное здание уже выглядело многообещающе, да и внутренняя отделка была произведена на высшем  уровне, но к сожалению уровень некоторых сотрудников, отвечающих за столь ответственное управление, показался мне не надлежащим. Некоторые сотрудницы, лениво раскинувшись по углам, с мобильниками в руках, явно ждали завершения дня. Другие как жандармы следили, чтобы никто не прикасался к историческим ценностям, при этом иногда даже сильно переусердствовали.  Чего стоило высказывание одной из сотрудниц, когда мой 5 летний сын дотронулся до канатов, отделяющих экспонаты "ай оглан, она ел вурма! инди полис гелер сени дойер". Естественно я высказал свое мнение о ней и страшном полицейском, и мы пошли дальше знакомиться с историей Азербайджана. Конечно же, не все работники музея являются таковыми и я уверен, что среди них есть и квалифицированные сотрудники. Одну из таких я встретил рядом с бюстом Низами Гянджеви, где она обслуживала иностранцев, и неплохо изъяснялась на английском языке. Но, к сожалению, она так и не сумела объяснить, почему Низами Гянджеви писал на персидском языке, будучи азербайджанским тюрком. Думаю, не трудно было привести пример американских писателей, которые пишут на английском, и это вовсе не означает что они - англичане.

Прогуливаясь из зала в зал, я заметил одно упущение - это полное отсутствие навигации, откуда начать и куда идти, это понимаешь лишь тогда когда заходишь туда, куда не надо. Лишь в этом случае тебе сообщают, что ты идешь в неправильном направлении. Проходя дальше, на одном из стендов мое внимание привлекли Тебризские миниатюры, но к сожалению это оказались копии, оригиналы которых хранятся в музее «Топкапы» в Стамбуле. Конечно становится обидно когда то, что принадлежит по праву тебе, находится у других. По моему мнению страна  должна приложить большие усилия, чтобы возвращать увезенные войнами трофеи. Понятно, не вернуть их всех, но все же при обсуждении каких либо нефте-газовых конрактов с Западом или с Россией на столе  переговоров должны лежать вопросы по возвращению исторических ценностей. До сих пор городские ворота Гянджи находятся в Грузии.

Поскольку сам музей расположен в здании, которое принадлежало одному из лучших сынов Азербайджана, то и дом – музей, где жил Хаджи Зейналабдин Тагиев, соответственно находится там же. Поднявшись на второй этаж, мы попали в атмосферу конца 19 века, где все было пропитано историей жизни самого щедрого представителя нашей нации, сделавшего слишком много для жизни одного человека. Прогуливаясь по комнатам, начинаешь понимать, что  ничто в этой жизни не вечно и все что мы приобретаем, не принадлежит ни нам, ни  даже нашим наследникам. Почему то вспомнил историю одного турецкого миллионера, который перед смертью передал своему сыну два конверта с просьбой открыть один из них в день смерти, а второй  когда вернется с похорон. В день смерти сын раскрыл первый конверт и прочитал пожелание отца, который желал, чтобы его похоронили в носках, изрешеченных  дырами, служившие миллионеру памятью о его былой бедной жизни. Сын посоветовавшись с родственниками, пришел к выводу, что делать, мол, этого не стоит, что человек был не в себе перед смертью и это может опозорить его память. Таким образом, просьба покинувшего этот мир человека была не исполнена. Вернувшись домой, сын как и обещал открыл второе письмо, где было написано следующее "Сынок как ты понял я не смог унести из этой жизни даже пару порванных носков, так что живи таким образом, чтобы по крайне мере ты мог унести с собой благие поступки".
Хоть и все имущество  Тагиева сегодня не принадлежит ни его внукам, и ни одному из его родственников, но он унес собой огромный багаж благих поступков, которые ИншАллах послужат ему заступничеством перед Всевышним.

С  мыслями о великом азербайджанце и не только о нем, мы покинули музей. А мыслей было много. Неужели так богатая своей историей страна должна находиться в здании, непредусмотренном под музей. Считаю что после открытия музея ковров на Приморском бульваре, лучшим местом будет бывший музей Ленина, нынешний музей ковров. Представьте, сколько интересных залов можно было бы построить там. Например мини Гобустан, воссоздать картину разрушения объединителем Азербайджана Шах Исмаилом Хатаи крепостной стены, когда при помощи рва он разрушил ее и вошел в Баку или создать отдельный зал посвященный Карабаху. Одним словом, идей очень много. И самое главное, использовать побольше интерактивности, наподобие которой используют в «Панорамик Музей» в том же Стамбуле.

Да, еще хотел отметить  то, что не все же музеи мира пополняются лишь за счет чаяний государства, но и за счет безвозмездной передачи вещей, имеющих историческую ценность со стороны обычных граждан. Вот и я решил передать свою коллекцию журнала «Молла Насреддин» в музей истории. Пусть ею любуются как наши граждане, так и приезжие, открывая для себя то, что в Азербайджане в начале 20 века были свои газеты и журналы, да еще в цветной печати. Надеюсь они не откажутся ее принять. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments